Воинствующие старообрядцы

Я сегодня — критик Латунский. Или кто там писал про Мастера в одном известном произведении, созданным врачом с непростой судьбой талантливого писателя. Именно воинствующим старообрядцем был назван Мастер за свой роман о Понтии Пилате.

А мне вот сегодня пришла в седеющую голову одна занятная мысль. Сняв с усталых (практически даже задолбавшихся) плеч белый плащ с кровавым подбоем, я кавалерийской походкой прошкандыбал до клавиатуры и решил, пока не забылось, зафиксировать её.

Вот у нас сейчас при упоминании в СМИ неких организаций, нежелательных в том месте, где мы с вами живём, скажем, условного «Священного союза бородатых противников всех остальных людей» или не менее условной «Мутной конторки по клепанию фейков про некоторых властьимущих» принято делать сноску, что данная группа лиц и организация, в которую они входят, запрещена на территории Российской Федерации. Более того, во многих роликах на богопротивном, но таком искушающе-соблазнительном ТыТрубе авторы вставляют об этом голосовые ремарки поверх речи героя, который в ролике вдруг упоминает людей пришедших намедни к власти в Афганистане без должного упоминания их запрещённости.

Знаете что? Есть такая книжка Л. И. Лагина, изданная на моей убитой Родине, в кровавом и чудовищном СССР (он не запрещён ещё? упоминать можно без ремарки?) — «Старик Хоттабыч». Это, для тех, кто не знает — про некоего персонажа арабских мифов, случайно освобождённого простым советским пионером из многотысячелетнего заточения в глиняном кувшине. Про джинна (это не напиток, и он сам в книжке об этом говорит, и да, напиток пишется с одной «н», а видовая принадлежность Гасана Абдурахмана ибн Хоттаба — с двумя). Так вот, джинн сей весьма уважал, к примеру, мудрого библейского, а так же почитаемого и мусульманами царя Соломона, сына Давида. Которого на свой арабский лад называл Сулейманом ибн Даудом. И приговаривал при каждом его упоминании — мир с ними обоими! В смысле, с самим Сулейманом, а так же с его папой Даудом. Ничего против не имею — мир всем нужен, хорошая штука. Поэтому да — мир с ними обоими. И со всеми нами.

Однако же то, что мне гложет остатки мозгов, выглядит совсем точно так же — любое упоминание небогоугодных и поганосебяведущих обязательно сопровождается заверениями в том, что все помнят об их этих неприятных качествах. Что это? Соблюдение закона? Или суеверие? И что будет, если я, например, упомяну даже в презрительном ключе очередных «Тигров освобождения Нижнего Замухратинска» (да будут прокляты во веки веков эти исчадия шестидесяти шакалов) и не напомню лишний раз об их экстремистской и нежелательной деятельности, а так же насквозь порочной сути (да поглотит шайтан их нечестивую печёнку)?

Вот правда, постоянное упоминание о запрещённости запрещённых организаций (запрещённых во веки веков, аминь, на территории РФ и всей нашей Галактики Млечный путь) выглядит как сплёвывание через левое плечо. Вероятно, в наш научный ядерно-космический век только так и надо — а как ещё-то…

Берегите себя.

 

Пал Саныч Рябчиков

Многовед, уметель и могун, восстающий из пепла вопреки несмотряниначтошным обстоятельствам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.