Как цензурно негодовать. Записывайте

Говорят о матерных словах совершенно страшные вещи. Православная вера, к примеру, утверждает, что Богородица лишает своего благословения матерящихся (знаете, я, пожалуй, соглашусь с ней — хотя бы для профилактики). Кто-то утверждает, что мат — суть древние языческие заклинания для отпугивания (или, наоборот, приманивания?) всякой там нечистой силы. Какие-то учёные (известно в чём печёные?), говорят, наоборот, о пользе мата — дескать, снижает сия лексика боль аж на 15 (да, пятнадцать) процентов. Это если по пальцу себе молотком за… эээ… заденешь сильно. И как проверить? Специально лупить себе молотком по пальцам? Неохота, честно.

На пятом курсе института, когда мы уже почти окончательно и бесповоротно превратились в гибрид Бивиса и Баттхеда (парни точно, девушки, наоборот, расцвели и повзрослели), поставили нам чудный предмет — культура речи называется. Нам, обладателям кроссвордного образования (а на нашем биолого-химическом факультете, готовящем психологов, оно таким и было), сию премудрость проповедовала Татьяна Алексеевна Колоскова, милейший человек и отличный преподаватель. Одна беда — привыкла сия мудрая и прекрасная женщина работать с филологами, людьми хоть и лицемерными порой, но чаще — утончёнными. А мы — народ грубый, и ржали как кони над многими феноменами. Мне немногое запомнилось из этого предмета, который у нас был аж в последнем семестре обучения. Ну ещё бы — диплом скоро защищать, а тут какие-то предметы невразумительные. Однако, был там один моментик… Это скороговорки. Понятно, что это — один из лучших тренажёров для развития артикуляции. Но! Но, но, но!!! Чувство юмора у уважаемой Татьяны Алексеевны было на высоте! И она поднимала студентов, чтобы они повторили за ней очередную скороговорку. И это было как раз из разряда компрометирующих издевательств. Если девушкам она давала повторить что-то типа «кукушка кукушонку сшила капюшон, надел кукушонок капюшон, как в капюшоне он смешон» (кстати, одна из наших трёх Оль тоже в долгу не осталась — сымпровизировала «…никому его не перекуковать, не перекапюшонить!»), то нам с напарником (Лёша, царствие небесное тебе, хоть и не верю я в него…) достались два шедевра:

ЕДУ Я ПО ВЫБОИНАМ, ИЗ ВЫБОИНЫ НЕ ВЫЕДУ Я (это мне)

АХ У ЯМЫ ХОЛМ С КУЛЯМИ, ВЫЙДУ НА ХОЛМ, КУЛЬ ПОПРАВЛЮ (это напарнику, ударение на «А» в предлоге «НА»)

Мы поняли, что это засада, и говорили медленно. Иначе было бы весело — что это я там не могу сделать? Или куда там напарник выходит и что поправляет?

Так вот, эти скороговорки вполне потянут на эмоционально-экспрессивные коммуникативные паттерны. Распекать подчинённых на планёрке. Мотивировать нерадивых учеников. Можно вставлять в предложение целиком или частями.

Миша! Еду я по выбоинам! Ты, выйду на холм, сколько ещё будешь испытывать моё терпение? Из выбоины не  выеду я, холм с кулями! В следующий раз я так тебе куль поправлю, что из выбоины не выедешь!

Ну или как-то ещё.
Не благодарите.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.