Как расстаются боги?

Профессор Толкин назвал смерть великим даром. Единый Эру Илуватар дал его своим поздним детям – нам с вами, и у нас поэтому есть то, чего нет у эльфов, магов прочих плодов ранних экспериментов – “…в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас”.

А как заканчивается любовь у тех, кто вечен? Кто бессмертен. Кто привык хоронить не только родителей, друзей, любимых собак и кошек, а даже целые миры, которые сами же и породили?

Каково осознавать, что вы были вместе не годы и не века – эоны, миллиарды лет? И вам было хорошо вместе. Вы были счастливы.

И вдруг это кончилось.

Мир велик, бесконечен – а уйти некуда. Потому что творили его – вместе. Каждую звезду, каждое живое существо, каждую частицу и волну.

И что сказать друг другу? Только одно.

Мне было очень хорошо ст тобой. Я обязательно буду писать тебе.

И я. Я тоже буду писать тебе. И очень буду ждать твоих писем!

И я буду ждать. Очень.

А потом сидеть в одиночестве на берегу лесного ручья и строгать ножом с костяной ручкой лодочку из коры. А ошмётки коры будут падать в воду – и так будут рождаться новые разумные, которые придумают тебя и будут в тебя верить, будут поклоняться, петь дурацкие гимны и приносить бессмысленные жертвы.

Или, сидя на камне, постелив от холода шкуру неведомого чудовища, выдыхать морозный воздух в виде облаков пара, которые будут превращаться в шестиконечные ветвистые снежинки, из которых образуются потом новые галактики с сотнями миллиардов звёзд и триллионами планет, на которых обязательно появятся разумные, придумают тебя, будут поклоняться, петь дурацкие гимны, приносить бессмысленные жертвы, опровергать твоё существование – смешно, правда? В прочем, пусть опровергают. Всё равно за время своего существования они не смогут даже понять, на чём и в какую сторону надо лететь, чтобы добраться до тебя. И что они могут у тебя спросить? И что ты им ответишь? Мне было очень хорошо с вами?

И ты будешь ждать. Забывать писать – и вспоминать об этом в самые неподходящие моменты. Или, наоборот, самые подходящие – и писать, писать о погоде, о снах, о смешных случаях, писать на пустынных песчаных пляжах безлюдных планет, чтобы вечный прибой слизал твои письмена и доставил по адресу. Писать на клочках бумаги и пускать их по ветру, который превратит бумагу в жёлтые кленовые и ясеневые листья и унесёт неведомо куда.

Ждать – и отчаиваться, и не верить, и надеяться, хоть надежда и очень глупое чувство, потому ты и отдал её людям. И ты будешь вслушиваться в курлыканье журавлиных клинов, неизменно летящих в тёплые страны, в завывание февральского ветра, в мартовскую капель, в майский птичий гомон, в шуршание волн по гальке, читать узоры на зелёных ладонях листвы, на водной глади, на солнечном диске, на который спокойно можешь смотреть без единой слезинки и не мигая.

Зачем… Ты никогда не поймёшь. И, наверное, не получишь ни одного письма. Впереди вечность. Только снова сказать: “Да будет свет!” ты уже не сумеешь.

Мне было очень хорошо с тобой. Я обязательно буду писать тебе…

Постоянная ссылка на это сообщение: http://pavelryabchikov.ru/thinks/kak-rasstayutsya-bogi.html

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика